Пн 22 Фев 2010 23:08

История Аарона

Оригинал истории с фотографиями. Перевод и публикация с разрешения автора.

Меня зовут Аарон Хилл и я родился с частично неразвитой левой рукой. И только когда мой приятель прислал ссылку на сайт Синдрома Амниотических Перетяжек, я понял, что именно они могли быть причиной отсутствия у меня левой кисти.

Вскоре после моего рождения (был конец 1982) родители размышляли над радикальной операцией на моей недоразвитой руке: взять три пальца с моей ноги, и используя кость, сухожилия, кожу и мышцы, сделать трехпалый придаток на месте кисти. И тогда они, очень верующие христиане, стали молиться и почувствовали, что Бог ведет их к библейским стихам из Евангелия от Иоанна (9:2), где апостолы натолкнулись на слепого у дороги и спросили Иисуса: “Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?”, на что Христос отвечает: “Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии”. Прочитав это, мои родители решили, что Богу не нужно хирургическим путем помогать моей жизни, но что у Него могут быть планы по использованию моего “вызывающего” состояния для Себя. Это было началом моего пути сложных задач и побед.

Сегодня, 23-летним, женатым, я оглядываюсь назад на все, что сделал и чего достиг, и чувствую, что никогда не чувствовал себя калекой. Мы все сталкиваемся с теми или иными сложностями, когда учимся чему-то новому, независимо от того, кто мы. В моем случае просто нужно было учиться новому одной рукой. И хотя я был один из самых маленьких когда-либо протезированных детей, я никогда не давал этому останавливать меня. Изначально у меня был рукав из стекловолокна с резиновой перчаткой на конце. Этот протез был у меня где-то с 6-8 месяцев до 2 лет. Мои родители сказали, это быстро приучило меня не засматриваться на левую руку. Однако, у меня возникли некоторые проблемы вскоре после появления следующего протеза - железного крюка. В день рождения моей мамы я побежал к ней, чтобы обнять, и случайно попал крюком в глаз. Тот немедленно заплыл, и мой отец до сих пор иногда шутит, что в тот вечер получил слишком много косых взглядов, когда они поехали праздновать…

Еще до школы я полюбил всякую активную деятельность: лазить по деревьям, гонять на велике, скейте, играть в бейсбол, баскетбол, футбол, играть в парке - и все остальное, что любят маленькие мальчики. Мама говорила, что иногда видела, как мне трудно, и хотела подбежать и помочь, но она научилась наблюдать с некоторого расстояния и в такие моменты выжидать несколько минут, за которые, как правило, я придумывал, как приспособиться к делу с одной рукой. Одно из первых, что я выучил, стало моими любимыми библейскими стихами. Это из послания Филиппийцам (4:13): “Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе.” Каждый раз, сталкиваясь с новой задачей, я вспоминал эту цитату и добавлял в конце “…а это включает в себя…” - и вставлял туда свою очередную проблему. Этот стих провел меня через все испытания и до сих пор ежедневно укрепляет меня. Меня сейчас часто спрашивают, что было для меня самым сложным, и я всегда отвечаю: научиться завязывать шнурки. Я не мог этого сделать до третьего класса! И теперь каждый раз, завязывая шнурки, я вспоминаю, как же этому было трудно научиться, - и это отличное напоминание того, что я сумел сделать и преодолеть.

В первый день в детском саду мама пошла со мной в группу. Она надела мне майку под протез, заранее придумав, как она поможет мне быть открытым и рассказать ровесникам о моей “чудесной руке”. Она поговорила с воспитателем, и мы объяснили всем ребятам в группе про мой протез. Мы рассказали, что это мой “крючок” и что я использую его, потому что родился только с одной рукой. Потом мы сняли протез и объяснили, что моя рука не выросла до конца, когда я был у мамы внутри. Многие дети тогда подошли, потрогали мой крюк, кто-то потрогал руку. Задали несколько вопросов: “А это не больно?” “А это что за шишки?” (мои недоразвитые пальцы) и т.д. Мама дала мне ответить им с небольшой ее помощью, и с тех пор мои одногруппники практически никогда об этом не спрашивали. Я чувствовал себя абсолютно принятым, и обнаружил, что если я пробовал делать новые вещи вместе со всеми, со мной всегда обращались как с равным.

В школьные годы спорт стал важной частью моей жизни, в первую очередь бейсбол. Для меня потрясающей ролевой моделью был Джим Эббот, однорукий питчер, с кем мне посчастливилось встретиться на игре Chicago White Sox. Было так круто встретить кого-то, кто был профессиональным спортсменом и преодолевал те же сложности, что и я! (Если вам интересно, вышла пара книг о Джиме Эбботе). Я всегда любил соревноваться и с помощью папы научился метать и принимать мяч, а также подавать, используя техники Джима Эббота. Я играл в бейсбол с 4 до 18 ежедгодно (…). Еще я занимался баскетболом, футболом, треком в средней школе и американским футболом, баскетболом и бейсболом - в старшей. Партнеры по командам никогда не уделяли мне особого внимания, да оно и не было нужно. Я просто всегда старался быть упорным и выкладывался на 110%. В результате я заслужил право быть членом школьной команды во всех видах спорта, в которые играл в старших классах, а также быть капитаном футбольной и бейсбольной команды, и еще удостоился чести получить некоторые особые командные награды.

Я часто говорил родителям, что рождение с одной рукой сделало меня более решительным и любящим соревноваться. Я взял эту решимость и в класс и учился хорошо всю школу. В итоге мне выпала честь на выпускном говорить прощальную речь от своего класса, и мне дали стипендию на обучение в Инженерной школе Милвоки (Milwaukee School of Engineering), которую я и закончил. Мои друзья с учебы никогда не упоминали мою деформированную руку. У меня были близкие друзья, как девушки, так и ребята, с которыми я часто отпускал шутки на тему моей отсутствующей кисти и нередко они не сразу понимали их, - настолько они уже привыкли к моей руке. Я всегда чувствовал, что юмор - веселый способ подойти к решению любой проблемы. Я делал это со своей рукой всю жизнь и продолжаю делать. От одной штуки все просто балдели: когда я рисовал глазки и ротик на своем левом предплечье и тогда недоразвитый большой палец как бы становился носом у этой рожицы. Мои друзья и я называли этого персонажа Герман, им всегда нравилось, когда я его рисовал. Как-то дошло до того, что мои друзья принесли рубашку и пиджак от куклы Кена, чтоб я надел на Германа и этим подчеркнул его уникальность. Такие вот штуки, принятие вызова, несерьезное отношение помогли моим друзьям приспособиться к этому и обнаружить, что все это не повод для моих переживаний, а просто то, какой я есть.

В моей семье было принято заниматься туризмом, ходить в походы, плавать на лодках. Но особое место в нашей жизни занимали водные лыжи. Всегда летом по четвергам мы ехали кататься на лыжах, лодках и тюбингах. Я научился на них кататься в шесть лет, держась за веревку правой рукой и зацепляясь левой через основание крюка в локте. Я всегда катался со своими братьями-сестрами, и когда мне было 11, наша семья вошла в команду Воднолыжного Шоу в нашем городе Рокфорде, штат Иллинойс. Там я столкнулся с новыми сложностями, которые предстояло преодолеть. Я взялся за них, как делал всегда, и с помощью партнеров по команде научился прыгать, кататься на голых ногах, стоять в основе пирамиды, кататься в парах в двойных комплексах с моими сестрами и всему остальному, что делали другие члены команды. Мне помогли сделать некоторые специальные лыжные веревки, чтобы я мог кататься лучше, и всем этим мы даже привлекли внимание местных СМИ. Было просто потрясающе видеть людей, приходящих на представления с детьми, у которых были те или иные функциональные ограничения, и которые хотели просто познакомиться со мной! Я чувствовал себя польщенным, что кто-то уважает меня за то, в чем я видел только веселый спорт. Я встречался с несколькими детьми с недоразвитыми конечностями, с которыми познакомился на воднолыжных представлениях, и подружился с ними. Я знаю, откуда они, и знаю, что у них огромный потенциал, чтобы суметь сделать в жизни потрясающие вещи.

Я работаю инженером вычислительных машин в компании Caterpillar в Пеории, штат Иллинойс и женился 11 июня 2005года. Я по-прежнему активен и продолжаю брать свое упорство в любое дело, за которое берусь. Если и есть что-то, что я бы хотел сказать другим детям и взрослым с физическими особенностями, то следующее: никогда не воспринимайте свою ситуацию как инвалидность, это просто вызов, сложность, которую нужно преодолеть. Когда кто-нибудь мне говорил “ты никогда не сделаешь этого одной рукой”, это только подстегивало мое упорство, так что я бился до тех пор, пока мне не удавалось это сделать. Все зависит только от отношения и подхода к делу. А родителям детей с такими особенностями скажу вот что: лучшее, что мои родители сделали для меня, - поддержка. Это не значит, что они подскакивали каждый раз, когда на своем пути я натыкался на какой-то барьер, но они подбадривали меня или поднимали, если я падал. Они дали мне понять, что хотя сложности и встречаются, всегда есть способ преодолеть их с Божьей помощью.

Я всегда открыт для переписки, встреч, общения. Не стесняйтесь, пишите.

blog comments powered by Disqus